Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Яна Смирнова и Sculptors Group

Яна Смирнова, владелица петербургской компании Sculptors Group, является одним из самых загадочных топ-менеджеров индустрии. Она практически не дает интервью и старается избегать публичности, предпочитая слушать, учиться и немедленно использовать полученные знания на практике. Облачные технологии, виртуальные мастер-классы, новейшие медицинские разработки – все это появляется в клубах Яны практически одновременно с выходом на рынок.

Словно ученый-экспериментатор, Яна постоянно проверяет на прочность аксиомы фитнес-индустрии. Продажа карт в премиальном сегменте без туров по клубу, хрустальные люстры и картины в интерьере, головной офис в подчинении у управляющих клубами, два этажа под детский фитнес, рост продаж в разгар кризиса – как выясняется, и параллельные прямые могут пересекаться, если правильно подойти к делу.

Корр.: Яна, разговор принято начинать с погоды, так что и мы не будем оригинальны. Обычно летнее тепло магически действует на клиентов – часть из них бесследно испаряется до осени. Как у вас в клубах обстоят с этим дела?

Я.С.: Да, в хорошие солнечные дни наши клубы пустеют. Возможно даже, что у нас эта зависимость более выражена, чем в других городах. Лето у нас короткое, в лучшем случае два месяца. И все пользуются любой возможностью, чтобы уехать за город. Даже в будни, если солнце радует, город пустеет.

Корр.: Санкт-Петербург – город со своей яркой индивидуальностью. Всем сразу понятно, о чем речь, когда говорят «петербургская архитектура», «питерская погода». У фитнеса в СПб есть свое лицо?

Я.С.: Мне кажется, у нас более требовательная аудитория по сравнению с другими городами. Может, конечно, это стереотип. Тем не менее, очень многие, кто пытался здесь открывать клубы, говорят, что здесь привередливая публика. У меня нет опыта общения с клиентами московских клубов, только с владельцами, поэтому я не могу сделать какие-то свои выводы на этот счет. У нас также очень низкие цены на фитнес-карты, не только по сравнению с Москвой.

Корр.: Публика одинаково требовательна к качеству сервиса и к ценам?

Я.С.: Я думаю, что к цене все же больше… У нас есть поговорка: если бизнес в Петербурге получается, то и в любом городе получится. Эта формула, кстати, выведена не жителями города. Вы же знаете, что многие крупные игроки фитнеса приходили на наш рынок и…уходили.

Корр.: А чем объясняется низкая цена на карты? Ультиматумом клиентов?

Я.С.: Несколько лет назад одна компания эконом-сегмента – возможно, под давлением клиентов – сильно уронила цены. Все тогда были вынуждены тоже поменять прайс-лист. Той компании уже нет, но «особенность» осталась. Хотя сейчас многие клубы держатся на определенном уровне и стараются не снижать расценки на карты. Некоторые даже подняли цены.

Корр.: А вы не поднимали?

Я.С.: Мы повысили цены в двух форматах – в бизнес и премиум-сегменте. Короткие карты, наоборот, сделали прайс доступнее, а на длинные (18 месяцев) подняли расценки и добавили привлекательные бонусы. Они для клиентов более выгодны, но мы при этом сразу получаем больший доход. Мы ввели это 1,5 месяца назад, и уже 20% клиентов этим воспользовались. Из тех, кто предпочитает длинные карты, это 70%, а от общего числа – 20%.

Корр.: Яна, Вы открыли первый клуб Sculptors в 2008 году – это был Ваш первый проект?

Я.С.: На самом деле в фитнес-индустрии я уже 14 лет. Первый свой клуб Nicol мы открыли в 2001 году на ул. Долгоозерной, 12 при одноименном салоне красоты. В 2009 году салон трансформировался в тренажерный зал Davinci, который существует до сих пор. На месте клуба Nicol сейчас находится офис ГК Sculptors. А п е р в ы й ф и т н е с — к л у б Sculptors с бассейном был открыт в 2008 году на Коменданском, это верно.

Корр.: И в чем было его уникальное предложение?

Я.С.: Интерьер напоминал дорогой ресторан или отель, люди заходили в клуб и поражались: хрустальные люстры, лепнина на потолке, дворцовая мебель, картины, цветы. Для меня очень важна была эстетика, я хотела создать среду красоты. Тогда нас было несколько партнеров, и они настаивали на важности функционала. В итоге получилась неплохая синергия. После запуска первого проекта я оценила важность хорошего функционала, а партнеры, в свою очередь, согласились, что эстетика, дизайн – не менее важная составляющая нашего бизнеса.

Это было новинкой в фитнес-индустрии, так как все остальные фитнес-клубы были примерно одинаковыми. Тогда и было принято решение, что одной из составляющих концепции компании будет красивый дизайнерский интерьер. Люди должны становиться красивыми в красивом окружении.

Корр.: Как Вы решились в кризис открыть такой дорогостоящий проект, когда даже крупные игроки фитнес-индустрии вынуждены были закрывать клубы?

Я.С.: 2008 год был кризисным для всей страны, но не для нашего бизнеса. Огромное количество людей потеряли работу, у них появилось много свободного времени, и они практически «жили» в клубе. Клуб был для многих поддержкой в эти тяжелые времена. Тогда впервые мы поняли, насколько важен активный образ жизни и правильный эмоциональный настрой. Люди выкладывались полностью физически и уходили домой счастливыми. В клубе встречались друзья, создавались пары, это было сообщество, дающее энергию и помогающее пережить трудности.

Корр.: А кризис 2015 года чем характеризуется?

Я.С.: Честно говоря, я не вижу особо кризиса, если только не смотреть на кредитные ставки. Оттока клиентов нет, все кто хотел заниматься – занимаются. Приток новых незначительно снизился, но все эти цифры не сравнимы с предыдущим кризисом. Видимо, люди, пережив 2008 год, закалились, более спокойно реагируют на сегодняшнюю экономическую ситуацию. Есть, конечно, какой-то процент мигрирующих клиентов, которые ищут что-то новое. Но они, как правило, возвращаются.

Возможно, дело в том, что наши клубы находятся в хороших районах с новостройками, где пока кроме нас нет никакой другой альтернативы. А в старых Sculptors сильный тренерский состав, который сумел сделать из клуба единую семью, где клиенты уже не видят своей жизни без фитнеса и тренировок. Как следствие, в апреле был прирост 15% по сравнению с прошлым годом. В мае стал немного заметен спад продаж. Просел у нас Susanin – молодежный клуб, в основном ориентированный на студентов, работающий по системе ежемесячной оплаты. Но это связано еще с сессиями, с летом.

Корр.: Стоимость аренды сильно выросла?

Я.С.: У кого была аренда в валюте, конечно, сначала испытали шок. Но арендодатели согласились зафиксировать курс где-то посередине между изначальным и нынешним. И на лето мы получили некоторые привилегии.

Корр: Сколько клубов в активе компании Sculptors?

Я.С.: У нас сейчас 6 клубов бизнес-класса, один премиальный клуб и два на стадии строительства, предпродажи стартуют в августе.

Корр.: В связи с тем, что клубы имеют разное название – Sculptors, Susanin Fitness и GIO Wellness, то и концепции, вероятно, разные?

Я.С.: Да, у нас три формата клубов для разной целевой аудитории, которые также решают и разные задачи. Но, тем не менее, они взаимосвязаны: когда потребности клиента изменяются, он может удовлетворить их, перейдя в другой клуб внутри компании.

Корр: А с какой категории клиенты обычно начинают?

Я.С.: Susanin Fitness – это молодежные клубы, так называемые базовые. Здесь происходит становление грамотных любителей фитнеса: молодые люди получают информацию о безопасных и правильных тренировках, а также общение в определенной среде, способствующей развитию.

Корр.: Потом они взрослеют и…

Я.С.: …начинают заниматься в Sculptors. Это клубы для всей семьи, в которые те же вчерашние молодые люди приходят уже вместе с детьми или родителями. Концепция этой модели – «Фитнес – это не спорт», или «Фитнес для жизни». Основная цель этих клубов – улучшение функциональных возможностей людей и качества повседневной жизни.

Корр.: То есть там есть детские клубы и программы для людей старшего возраста?

Я.С.: Да, конечно. В спальных районах это очень востребованные направления. У нас много клиентов 60–70 лет. Это очень активные и позитивные люди, и на всех мероприятиях они в первых рядах.

Первый Sculptors был ограничен в площадях, и детский фитнес мы не могли предложить. В новом клубе «Гуси-лебеди» мы сделали отдельное крыло, полностью детское. А в строящемся Sculptors Юго-Запад под детский фитнес выделено 2 этажа с двумя бассейнами и отдельным входом. Это самостоятельная инфраструктура, которая с основным клубом связана только лифтом.

Корр.: Если это бизнес-формат, то каков же премиальный Gio Wellness?

Я.С.: Gio Wellness – это уже велнес-клубы для лидеров и их окружения, для тех, кто уже многого достиг, для тех, кто ведет других за собой. Это собственники бизнеса, топ-менеджеры, политики, чиновники. Все, кто ежедневно принимает решения, кто несет ответственность за дело и других людей, те, кто наиболее подвержен стрессу и для кого восполнение и управление энергией жизненно необходимо, так как это основа эффективности и здоровья.

Возможно, ими станут те, кто сейчас начинает в Susanin Fitness, вырастет и добьется определенного успеха в жизни. Основа формата – гарантируемая эффективность и безопасность, базирующаяся на индивидуальном сопровождении и постоянном медицинском мониторинге.

Мы даже не проводим туров по этому клубу, чтобы клиенты чувствовали себя в нем комфортно, там вообще нет посторонних. Тем, кто хочет купить карту, показываем видеоролик в шоуруме. Здесь есть определенный риск, это правда, но премиальность требует приватности. И клиенты это очень ценят.

Корр.: Велнес – это такой таинственный термин, сколько клубов – столько и определений. Под названием «велне с — клуб » часто скрывается спа, или так называемый «фитнес для ленивых», или просто место для встреч любителей здорового образа жизни. GIO – что-то из вышеперечисленного или какой-то четвертый вариант?

Я.С.: Суть технологии велнес – восстановление и увеличение жизненной силы человека, с помощью пополнения четырех ее источников: физической, эмоциональной, интеллектуальной и духовной энергии. Это абсолютно новый продукт для российского рынка. В Швейцарии, Франции и США есть, как минимум, по одному клубу близкой, но не аналогичной концепции.

Корр.: И, судя по концепции, карта в такой клуб будет существенно дороже?

Я.С.: По московским меркам, даже карта в GIO стоит дешево. Сейчас это порядка 60–70 тысяч рублей. Так что, как видите, цены вполне демократичные, но для Петербурга это уже выше среднего.

Корр.: Прошу заранее извинить, если вопрос покажется банальным – потому что он именно такой, но есть ли общая миссия у клубов Sculptors Group?

Я.С.: Мне кажется, у всех игроков фитнес-индустрии одна цель – здоровое и сильное общество, процветающая Россия. Кому-то это может показаться высокопарными, громкими словами. Но мне и моим коллегам действительно не всё равно, в каком окружении будут находиться наши дети и внуки, не всё равно, какой будет Россия, так как именно в этой стране мы хотим жить и работать. У нас много проблем в обществе, но мы можем на это влиять и менять ситуацию.

Ужасно, когда ребенок боится идти на выпускной, так как в прошлом году его другу бутылкой там разбили голову пьяные подростки, когда детей надо провожать до дверей школы, иначе они могут стать жертвой наркоманов или хулиганов. Начинать надо именно с детей и молодежи. Им надо показывать, что черное, а что белое, заинтересовывать игрой под названием  «здоровый образ жизни».

Корр.: А что такое «здоровый образ жизни» в вашем понимании?

Я.С.: Концепция наших клубов –  «Фитнес для жизни». У нас нет цели, чтобы наши клиенты и сотрудники добивались рекордов в спорте, а особенно в бодибилдинге. Мы за функциональный и интеллектуальный фитнес, базирующийся на научной основе. За фитнес, делающий чело- века эффективнее, сильнее и способнее в его повседневной жизни.

Корр.: Вы считаете, что бодибилдинг с этой задачей не справляется?

Я.С.: Я категорически против «химии» и стероидов, а без них не обходится практически ни один бодибилдер. Знаю несколько примеров, когда увлечение стероидами практически разрушило здоровье хороших людей. Поэтому у нас в компании это не приветствуется, и когда кто-то из сотрудников обращается с просьбой помочь материально «на питание для подготовки к соревнованиям», то 100% получает отказ. Это отдельная тема, о которой говорить можно долго. Есть сети, которые развивают направление бодибилдинга и многим это нравится, надеюсь, что они это делают без допинга. Да, я против гипертрофированных качков. Я за здоровое, функциональное, гармонично развитое тело.

Корр.: Есть ощущение, что именно клубы Susanin являются вашим любимым детищем?

Я.С.: Я люблю все свои проекты. Но сегодня Susanin – это тот проект, который мы только «растим», формируем. Мы объехали весь мир в поисках новинок, которые будут интересны молодым людям и собрали их в одном месте. Сделали формат доступным, с ежемесячной оплатой. Лучшее архитектурное бюро Петербурга «Братья Архипенко», авторы многих известных и модных проектов в мире, создали нам стильный дизайн клуба, который уже от входа создает атмосферу позитива и драйва.

Правда, помимо молодежи, на которую мы рассчитывали, подтянулись и более старшие поколения, для которых молодость – это не возраст, а состояние души.

Корр.: С какими потребностями к вам приходит молодежь?

Я.С.: По результатам опросов, на первом месте из потребностей молодежной аудитории – создание красивого тела, на втором – общение.

Мы стремимся удовлетворять обе эти потребности. Во-первых, обучить молодых людей правильному и безопасному фитнесу, фитнесу без стероидов и перегрузок. А во-вторых, дать возможность познакомиться с такими же активными, развивающимися, стремящимися к успеху молодыми людьми.

Для решения первой задачи используем специальные программы, оборудование и наше ноу-хау Smart Fitness – специальную пошаговую технологию, которая помогает от знания и понимания быстро перейти к применению и использованию.

Для решения второй задачи существует «клуб в клубе» – это отдельное направление: интеллектуальные игры, соревнования, тренинги личностного роста, фитн е с — в е ч е р и н к и , встречи с интересными людьми. Во время игр и тренингов люди раскрываются, лучше узнают друг друга, знакомятся и даже создают семьи.

Сейчас идет стандартизация этой технологии, и со следующего года мы планируем развивать формат Susanin по всей стране по франчайзингу.

Корр.: Вы готовите какой-то коробочный вариант клуба?

Я.С.: Да, совершенно верно. Это проект клуба на 1200–1500 м2. 1200 м2 более прибыльный, а 1500 м2 – более интересный. Формат предполагает максимально автоматизированный процесс тренировок и минимальное количество персонала. Персональный тренинг проходит в малых группах, чтобы удешевить для клиента стоимость тренировки. Для открытия такого формата «под ключ» необходимо не более 4 месяцев. И 1 м2 обходится в $1000.

Наша задача на 2015 год – описать все технологические процессы, чтобы бизнес-модель не зависела от личностей, персонала, а работала, как отлаженный механизм, вне зависимости от знаний и навыков владельца.

Корр.: Как Вы оцениваете рынок фитнеса в СПб? Насколько он насыщен, чувствуется ли конкуренция, есть ли свободные ниши?

Я.С.: Потенциал рынка огромен. У меня лично нет знакомых, которые не занимаются в клубах, но такие люди есть, и их миллионы. Надо действовать, привлекая эту аудиторию.

Что же касается конкурентов, то многими они воспринимаются как соперники, противники. Но тот, кто идет к такой же цели, как у тебя, какой же он противник?

Цель нашего бизнеса – сильные здоровые люди, процветающая страна. А ведь к этому стремятся и другие фитнес-операторы. Чем нас больше, тем больше сильных (имею в виду жизненную силу и энергию) и здоровых людей. Так что мы не конкуренты, а компании, которые делают одно общее доброе дело.

Было бы отличным решением совместное с остальными участниками рынка продвижение здорового образа жизни. Мы все заодно. Все на светлой стороне. Нам надо объединяться, а не соперничать.

Корр.: То есть Вы бы участвовали в создании и работе ассоциации клубов?

Я.С.: Я за ассоциации, которые людей усиливают и развивают, ну и, конечно, продвигают всю индустрию. Не за бюрократические. В принципе, я человек активный, все новое мне интересно. Правда, этот год я решила посвятить наведению порядка в собственном бизнесе. Очень много проблем накопилось внутри бизнеса, которые надо решать.

Корр.: Уже несколько лет на рынке витает идея сертификации клубов. Как Вы к ней относитесь?

Я.С.: Я целиком поддерживаю эту идею, если нормы и правила будут разработаны игроками фитнес-индустрии. А не вариант, при котором бюрократы навяжут какие-то нормы, взятые с потолка. И ежемесячно будут предъявлять нам претензии из 74 пунктов для пополнения «бюджета».

Сертификация фитнес-клубов позволит сделать данный продукт прозрачным и понятным потребителю. А когда человеку понятен продукт, ему легко сделать выбор.

Корр.: И какие, например, правила должны быть в основе?

Я.С.: Нахождение клиента в клубе должно быть, в первую очередь, безопасным для его здоровья. Это позволит исключить появление на рынке клубов, сделанных «на коленке», когда здоровье клиента каждую минуту подвергается опасности. Обязательным должен быть допуск врача к тренировкам. Это не просто номинальная услуга, которой клиент может никогда и не воспользоваться.

Корр.: Раз уж мы заговорили о компетенциях госорганов – сейчас популярна идея государственно-частного партнёрства. Вы бы хотели внимания государства к фитнес-индустрии? В чем может выражаться поддержка?

Я.С.: Внимания по снижению налогообложения? Понятно, что все бы этого хотели. Хорошо, если бы государство рассмотрело вопрос о льготном кредитовании фитнес-проектов. А то много и часто говорят о здоровье нации, много средств вкладывается в строительство спортивных комплексов, которые потом пустуют. А мы реально работаем с населением на результат и всегда остаемся за бортом. Также неплохо бы где-то получать актуальную информацию обо всех новых объектах под фитнес-клубы. Сейчас очень сложно с этим.

Корр.: В бизнес- и премиум-формате клиенты особенно придирчивые. В пятизвездочных отелях обычно жалуются на недостаточно широкие улыбки и на ассортимент шведского стола. На что жалуются ваши клиенты? Как вы работаете с жалобами?

Я.С.: Жалобы, наверное, как у всех: переполненный зал на групповом уроке, не так кондиционер работает, не тот запах в раздевалке. Сейчас наша сервисная служба работает очень слаженно. Стандарт для исправления проблемы – не более 24 часов. Мы разработали целую программу. Все претензии рассматриваются, затем до клиента доводится информация о принятых мерах, а по завершении мы обязательно интересуемся удовлетворенностью клиента. Со своей претензией клиент может обратиться к управляющему клуба либо позвонить на телефон горящей линии для жалоб. Днем с клиентом по телефону пообщается дежурный сотрудник, а в ночное время – автоответчик. На самом деле все зависит от человека. Когда мы стали мониторить жалобы, то обнаружили, что одни и те же проблемы каждый раз возникают в одном и том же клубе. И мы сменили управляющего. Больше ничего не меняли, никаких дополнительных бюджетов не выделяли. Теперь это самый чистый клуб в сети.

Корр.: Как Вы подходите к выбору места под клуб и формата под место?

Я.С.: Каким клубу здесь быть, диктуют условия выбранной площадки. Самое лучшее, конечно, – войти на стадии проекта. Но это удается крайне редко. Обычно мы узнаем о площадке, когда уже залит фундамент. Что же касается формата клуба, то, как и все, мы анализируем район, изучаем конкурентов в радиусе 30 минут пешком и 20 минут на машине. Проводим маркетинговое исследование по составу населения, его платежеспособности. Также у нас в Питере есть такое понятие, как депрессивность района. Это тоже необходимо учитывать. Далее мы внимательно изучаем планы по застройке окружающей местности. Но, исходя из имеющейся площади, уже понятно, что 1500 м2 – это Susanin, а от 2500 м2 – Sculptors.

Корр.: А как построено управление в клубах? Это централизованная система? Или каждый клуб сам отвечает за доходы/расходы?

Я.С.: Управляющая компания ставит задачи по доходу. Клубы это принимают или не принимают, аргументируя свою позицию. У каждого нашего клуба свой директор, т.е. хозяйственная единица, которая несет ответственность за эффективность и результативность. Но также есть управляющая компания, которая курирует общие вопросы для всех клубов: маркетинг, бухгалтерию, юридическую безопасность и набор персонала. Каждый клуб отдельно оплачивает эти услуги.

Т.е. управляющая компания – это не только контролирующий орган, но и поставщик услуг. И в принципе, если работа управляющей компании не будет устраивать клуб, то он сможет найти другого поставщика.

Впрочем, пока не было такого прецедента. Также у нас общая служба обеспечения, потому что все закупки и ремонты дешевле и эффективнее делать через главного инженера и команду специалистов.

Корр.: Понятное дело, что вы бюджетируете все статьи расходов/доходов на год. А как решаются чрезвычайные ситуации? Например, затопило потолок или потек пол в душевых?

Я.С.: Для этих целей у нас есть фонд чрезвычайных ситуаций, куда ежемесячно каждый клуб кладет определенную сумму денег. Также есть фонд возврата кредитов.

Корр.: И эта система работает с начала вашего пути в фитнесе?

Я.С.: Ну что вы! У нас были и ошибки, и провалы. Все, что сейчас есть в управлении, далось нам потом и кровью. Знаете, есть такое хорошее высказывание: «Эксперт – это человек, который сделал много ошибок в одном деле и все еще жив».

Корр.: В сфере услуг наибольшая ценность для владельца клуба – это персонал. В связи с тем, что у вас есть четкая бизнес-концепция, наверняка у вас есть какие-то особые требования к персоналу?

Я.С.: Требования к любому сотруднику просты. Во-первых, он должен разделять цели компании. Это основа. Он должен хотеть, чтобы люди вокруг с его помощью становились здоровее, сильнее, чтобы город и его страна процветала. Все члены команды должны быть связаны общей целью, тогда эту команду не победить.

Во-вторых, он должен быть результативным и эффективным. Т.е. обязательно добиваться нужного результата быстро и с оптимальными затратами ресурсов. Люди, которые все время что-то делают, но не добиваются результата, нам не подходят.

В-третьих, кандидат должен быть компетентным, развиваться как профессионал и никогда не останавливаться. Самые страшные люди для бизнеса – это те, которые уже все знают. Это ловушка. Если ты не развиваешься, ты останавливаешься, если ты остановился – ты начинаешь деградировать. Вся экономика построена на знаниях, и только с их помощью можно побеждать и расширять компанию.

У нас все постоянно учатся. Везде. На конвенциях, тренингах, курсах, семинарах, вебинарах. Внутри компании уже много хороших преподавателей. Мы также приглашаем и известных специалистов, консультантов, тренеров и презентеров в свой учебный класс, где обучаются как рядовые сотрудники, так и руководители.

В планах на 2015 год создать школу для руководителей, в которой смогут проходить подготовку рядовые сотрудники, желающие стать руководителями.

Также у сотрудника должна быть жизненная сила, энергия. Мы не берем «выжатых» людей. Таланты и умения реализуются только благодаря настойчивости, способности к труду, а без достаточного заряда энергии это невозможно. И это видно невооруженным глазом уже на первом собеседовании.

Корр.: А как Вы проводите собеседования?

Я.С.: Персонал при приеме в компанию проходит несколько тестов, в зависимости от должности. Тест на продуктивность, соответствие корпоративной культуре, профессиональные знания. Руководители проходят IQ тест и тест на эмоциональный интеллект. Люди, не набравшие установленный в компании минимум баллов, на руководящие должности не рассматриваются.

Тестирование помогает на первом этапе отсекать лишних людей. Мы пробовали несколько раз закрыть глаза на тесты и брали понравившегося человека, но в итоге разочаровывались уже в первые дни работы.

Во время собеседований и тестирования возникают вопросы, ответы на которые мы получаем уже в первую испытательную неделю. После ее прохождения человеку составляется план развития и обучения, список рекомендованной литературы. Обучение контролируется, и после каждого этапа сдаются тесты и зачеты.

Корр.: Несмотря на то, что вы уже 14 лет в фитнес-индустрии, о Вас очень мало известно. Вы предпочитаете держаться в тени. Почему?

Я.С.: Мы все эти годы строили клубы, занимались созданием структуры, разработками технологий, обучались, важно было разобраться во всем до глубины, понять свои сильные и слабые стороны. Мы практически не занимались продвижением и PR, делали это только в зонах локации клубов, считая это несвоевременным, так как продукт был готов не до конца. Постоянно экспериментировали, строили систему. Мы и сейчас продолжаем это делать и будем продолжать всегда. Я понимаю, что продвижение жизненно важно для компании, но не хотелось показывать миру полуфабрикат. Я где-то прочитала: «Если вы предпочитаете держаться в тени, компания не достигнет высоких позиций, ведь большинство компаний похожи на своих основателей». Я человек не публичный, у меня лично нет стремления к общественному признанию, но я понимаю, что для компании это необходимо. Вот, сейчас как раз мы и начали, это интервью – мой первый опыт.

Корр.: Вас можно встретить на всех крупнейших мировых событиях – на конвенциях и конгрессах IHRSA, на выставке FIBO. Насколько полезны такие поездки? Какую практическую информацию Вы получаете?

Я.С.: Эти мероприятия для меня как источник вдохновения, перезагрузка и переосмысление. Это кладезь информации, знаний и идей. Большинство решений я получаю именно на отраслевых конгрессах и выставках. Идея клубов Susanin мне пришла, например, прямо во время лекций IHRSA в Сан-Диего.

Корр.: Яна, все, о чем Вы рассказываете, требует просто бездны энергии. Откуда Вы ее черпаете?

Я.С.: Конфуций сказал: «Найдите работу, которую вы любите, и вам никогда не придется работать». Мне повезло найти такую работу. Так что это просто моя жизнь. Когда что-то получается, это еще больше толкает к идеям и к свершениям.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.